Хуэйнэн (638-713гг.)

bTiJAnwPCJk.jpg Хуэйнэн 慧能 (638-713гг.)

     Наставник Хуэйнэн — центральная фигура всей чань­ской традиции, учитывая, разумеется, тот факт, что перед нами не столько биография и учение конкретного челове­ка, сколько обобщенный образ целого направления Чань — его легенд, теории, форм практики. Вероятно, никто в ис­тории чань-буддизма не может соперничать с ним по из­вестности, и практически не существует такой работы по историографии буддизма, где бы ни встречалось хотя бы краткого изложения его жизни. Рассказ о Хуэйнэне вошел не только в каноны агиографии китайского буддизма, но и большинства не-буддийских работ, повествующих о лю­дях «свойств необычайных».

     Из сравнительно разнородных сведений о жизни Хуэй­нэна мы можем составить его биографию, при этом все же учитывая ее относительность. Хуэйнэн (638-713 гг.) про­исходил из рода Лу, родился на юге Китая в провинции Гуандун в области Синчжоу и из-за этого в последующем рассматривался жителями севера Китая как «варвар», или «дикарь». По каким-то причинам он покинул родной дом (следуя традиционной версии, он услышал, как монах на площади цитировал буддийскую сутру), отправился почти за 800 км от родных мест в горы Хуанмэйшань обучаться у Хунжэня, которого в дальнейшем традиция стала называть Пятым патриархом Чань. Он становится послушником у Хунжэня, живет в его общине, но еще не получает окон­чательного монашеского посвящения. Хуэйнэн носит дро­ва и перетирает рис, он не присутствует на личных настав­лениях Хунжэня и, по видимому, лишь изредка участвует в общем обучении монахов.

    В 661 году Хуэйнэн, как гласит большинство версий, одерживает победу в своеобразном турнире по сочинению священного стиха, или гимна — гатхи, который должен продемонстрировать истинную чистоту сердца того, кто его написал. Человек, сочинивший наилучшую гатху, как сообщил монахам Хунжэнь, примет от него титул Шесто­ го патриарха Чань. На титул претендовал старший настав­ник Шэньсюй, но неграмотный и не умевший писать Ху­эйнэн, по преданию, значительно яснее и полнее выразил изначальную суть Чань как абсолютную чистоту сердца. В результате Хунжэнь именно ему передал патру и рясу, но сделал это тайно, дабы другие монахи не стали завидовать и преследовать Хуэйнэна. После этого Хунжэнь приказы­вает Хуэйнэну возвращаться на юг ближе к родным местам.

      Покинув патриарха Хунжэня, Хуэйнэн вынужден был несколько лет скрываться на юге Китая, причем хроники исчисляют период его изгнания от нескольких лет до ше­стнадцати или семнадцати. Скорее всего, в 676 году он вновь возвращается в Гуандун. В этом же году он получа­ет окончательное монашеское посвящение, и основным посвящающим учителем выступает известный чаньский наставник Иньцзун (626-713 гг.), позже присоединивший­ся к школе Хуэйнэна. На юге Хуэйнэн останавливается в небольшом в ту пору монастыре Баолиньсы (Драгоценного леса), расположенном в местечке Цаоси в провинции Гу­андун. Количество его учеников растет, расширяется и Ба­олиньсы, сама же школа Хуэйнэна начинает называться «школой Цаоси», или «учением из Цаоси». В монастыре Дафаньсы в той же провинции Гуандун по просьбе уездно­го секретаря и местной аристократии он произносит ряд проповедей перед монахами и мирянами. Именно запись этих проповедей и легла в основу «Сутры Помоста».

      Хуэйнэн производит настоящую революцию в чаньском учении. Он резко выступает против классической теории, которую проповедовали чаньские учителя при император­ском дворе, гласившую, что для достижения высшей муд­рости самадхи необходимо лишь сидеть в медитации и это автоматически приводит к откровению Дао. Он требует еще внутреннего покаяния, совершения практических дея­ний и проповедует Чань активный, связанный с реально­стью жизни. Эпатажный по отношению к прежнему буддизму харак­тер проповеди декларирует тезис о «внезапном просветле­нии», который превращается в жесткое требование достичь просветления «здесь и сейчас». В устах Хуэйнэна «учение о внезапном» (дун цзяо) не несет столь экстремистского характера. Более того, он не отрицает и «учение о посте­пенном», а лишь указывает, что поскольку люди могут от­личаться по своим способностям («умные и глупцы»), то могут существовать и два пути к просветлению — долгий и быстрый, в то время как Дхарма едина.

     В 711 году он наказывает поставить себе погребальную ступу в Цаоси, сообщив, что вскоре покинет этот мир. Большинство источников называют одну и ту же дату ухо­ да патриарха из жизни: 713 год, «на третий день восьмого [лунного] месяца», когда Хуэйнэну было семьдесят шесть лет. Его тело было покрыто ароматными глинами и лака­ми и 5 декабря 713 года помещено в склеп внутри пагоды. Посмертно император Сюань-цзун присвоил Хуэйнэну титул «Чаньский наставник Величайшего зерцала» (Дацзиньчаньши), а на его погребальной ступе приказал высечь слова: «Сияние изначально гармоничного духа».

     gl20110414170420_977.jpgПеред смертью один из учеников (по одним источникам Фахай, по другим — Шэньхуэй) поинтересовался, кому учитель передаст патру и рясу, то есть кто наследует титул патриарха Чань. Но, выполняя завет своего учителя Хунжэня и следуя предсказаниям Бодхидхармы, Хуэйнэн кла­дет конец «патриаршеству» (цзу) в чань-буддизме, дабы больше не возникало споров между школами. Умирая, Ху­эйнэн завещал своим ученикам каждому осесть в какой-либо местности и проповедовать там. Тем самым Хуэйнэн зачинает традицию «местных учителей» (и фан ши), так как до этого большинство чаньских учителей либо просто бро­дили по Китаю, либо часто меняли место пребывания. Имен­ но традиция «местных учителей» позволила в дальнейшем создать сравнительно стабильные чаньские школы.

       В Цаоси хранятся одни из самых ценных реликвий чань­ской традиции — ряса и патра Хуэйнэна. Поскольку вы­ражение «передать рясу и патру» означает «передать тра­дицию», или «передать истинное знание», то приобщение к этим двум святыням становится равноценным сопри­косновению с самой чаньской истиной. И, разумеется, здесь же находится прах самого Хуэйнэна — важнейшая святыня, что сделала монастырь Наньхуа в Цаоси культо­вым местом уже в VIII веке, то есть практически сразу после кончины патриарха.

       Останкам Хуэйнэна издавна приписывались чудесные свойства, их рассматривали не только как буддийскую свя­ тыню, но и как «домашнего духа» — некоего «бога очага» (перед его телом молились, например, о дожде во время засухи). Мощи неоднократно вынимали из склепа и при­ носили в ближайший город Шаочжоу, носили по улицам во главе огромной процессии. Считалось, что моление останкам великого патриарха приносит счастье и излечи­вает многие болезни. О признании самого Хуэйнэна и чу­десной силы его мощей говорит хотя бы тот факт, что ос­танки патриарха выносили в город во время крупных офи­циальных праздников, в частности, во время периода Пяти династий в династию Южная Хань (917-971 гг.) в новогод­ний праздник Шанюань, отмечаемый пятнадцатого числа первого месяца.

     Само название «Цаоси» стало символическим обозна­ чением истинной передачи учения, неслучайно в Чань распространилось выражение «сердце Цаоси» (Цаоси синь) как указание на школу Хуэйнэна. В этом плане показате­лен диалог наставника Мацзу с одним из монахов, при­ шедшим к нему издалека. Монах сообщает, что пришел из Наньюэ. Мацзу восклицает: «Так Вы пришли из Наньюэ и не познали основы сердца Цаоси! Быстрее возвращай­тесь обратно, ибо нет никакой нужды ходить куда-либо».

Полезные ссылки
Духовные традиции
Буддийская традиция
Мацзу
Шаолиньское искусство и этика буддизма. Вступление
Конфуцианская традиция
Конфуций
Мэн-цзы
Самовоспитание
Сиванму ню сю чжэньту шицзе
Сунь Сымяо
Сообщение для ФШБИ

Авторизация