Ши Суси (Гэн Суаньчжу) Статья 2

Великий наставник Ши Суси (1926-2006)


Восемь лет лет назад ушел из этого мира или обрел Великую окончательную нирвану - маха-паринирвану один из последних великих Шаолиньских наставников Ши Суси (素喜). Для многих из нас он, будучи прямым учителем Ши Дэцяня, является «дедушкой наставником» (ши даъе). Суси и Дэцянь являются для нас прямой линией передачи традиции. 
В последние годы его все называли лаохэшан - «старый монах», и сразу было ясно, что речь идет о Суси, ведь только о нем могли говорить с таким уважением и любовью. Другим его именем стало  шэнцяньсэн  («ранее рожденный монах» 生前僧)  как дань уважения к старым мастерам. Старики-монахи и жители Дэнфэна до сих рассказывают о нем истории, свидетельствующие о его мудрости, щедрости, абсолютном бескорыстии и честности. Но для молодежи он казался «странным стариком», который так и не «конвертировал» свою мудрость и монашеские заслуги в почести, звания и богатства. 
shi.jpgНо сегодня, сравнивая жизнь и проповедь Суси с современным состоянием Шаолиньсы, с поведением его руководства, явно предпочитающего роскошь и почетные звания, все больше и больше людей вспоминают о последнем великом настоятеле Шаолиньсы - Суси, который для одних сегодня служит примером, для других укором. 
Многие монахи, которые считают, что необходимо придерживаться старых традиций и соблюдать монашеские правила скромности и терпения, держать у себя в кельях портреты Суси, регулярно возносят ему молитвы - «старый монах» превратился в духа-защитника всей шаолиньской традиции. Именно вокруг «линии передачи» Суси и формируется сегодня традиционное преподавание шаолиньского искусства. 
Вся жизнь Суси была связана с Шаолиньсы - она даже родился в уезде Дэнфэн в провинции Хэнань, то есть в том же самом месте, где располагается Шаолиньсы, в деревушке Чэнгуаньчжэнь.  Мирское имя Суси было Гэн 耿. Китайцы в детстве получают еще «детское имя», которое в известной степени отражает благопожелание - то, каким ребенок должен стать во взрослом возрасте.  Детским именем Суси стало «Золотая колонна» или «золотая опора» (цзиньчжу 金柱 ),  что должно было символизировать выкрашенные золотистой  краской мощный опоры буддийских храмов - опору веры и буддийского Пути. 
Гэн родился в очень бедной семье и рано потерял мать - в школу при монастыре в 1933 г., его отдала его тетушка. Вскоре умирает и его отец и 12-летний Гэн присоединился к общине Шаолиньсы, став монахом 30-го поколения. Его наставником становится великий Чжэньсюй, который и дает ему монашеское имя Суси - дословно «Любящий простую (вегетарианскую) жизнь». Постепенно Суси становится ближайшим учеником Чжэньсюя, которому тот передает шаолиньскую традицию, а все обучение у Чжэнсюя было построено на двух основных аспектах. Во-первых, это изучение духовного искусства, чтение трактатов (по рассказам, Суси читал «пока не заходило солнце и ни одного иероглифа уже не было видно»). Во-вторых, это максимально жёсткие тренировки в шаолиньском ушу с большим упором на «внутренне искусство» (нэйгун) и ведение поединков.
Боевое мастерство Суси поражало  даже его современников, хроники описывают его так: он был «гибок, словно шелковая нить, разматывающаяся из клубка; яростен, как свирепый тигр, бросающийся на барана; подвижен, словно обезьяна, карабкающаяся на стену; передвигался он, словно дракон поднимается из воды». Суси воплощал лучшие черты шаолиньского ушу: максимальная подвижность и гибкость в бою, отсутствие статичных форм, короткие, резкие атаки. Примечательно, что все его современники в том числе и Дэцянь, вспоминали, насколько много уделял внимание Суси именно прикладным аспектам, своих учеников заставлял анализировать все тонкости таолу, как их можно применить в поединке. 
Вот одно из его наставлений: «При изучении ушу сначала научись принимать удары, смути противника своим улыбающимся лицом. Совершенствуй боевую добродетель, доставшуюся от монахов-учителей, и вот только тогда в тебе благодаря упорству и терпению проявится мастер».
Его методика обучения ушу может показаться непривычной для современных последователей боевых искусств: он учился не только и не столько каким-то отдельным приемам, но стремился выработать у ученика абсолютной покой и чистоту сознания перед лицом опасности. Это было воплощением традиционной буддийской практики «очищения сознания», но Суси перенес это и на поединок. Он объяснял: «Покоем можно одолеть любого противника, а поэтому реши для себя сначала не наносить ударов по нападающему. Если же ты будешь следовать дурным делам, то просто опозоришь душу учителей прежних поколений»
Но не только своим мастерством прославился Суси - он стал одним из той небольшой группы монахов, которая решила возродить искусство Шаолиньсы после «культурной революции» (1966-1976). В ту пору большая часть построек монастыря была разрушена, отсутствовала большая часть стены, на реконструкцию всего этого должно было уйти много времени, к тому же не понятно было откуда брать средства. Поэтому монахи обратились к местным жителям, и те бескорыстно восстановили небольшую часть построек. 
14.jpg Но основная проблема заключалась не в этом: старые мастера, вернувшиеся после гонений на развалины Шаолиньсы,  поставили задачу возродить шаолиньскую традицию в том виде, как она существовала в начале века. Это значит, что речь шла не только о наборе таолу, но прежде всего о методиках обучения, закрытых техниках ведения поединков и, естественно, о формах воспитания сознания учеников. 
К тому моменту из жизни уже ушли множество великих наставников, в том числе и учитель Суси - Чжэньсюй (1893-1955). Именно Суси, Дэчань, Дэцянь и другие монахи старой традиции принимают решение о возрождении Шаолиньсы, рассматривая это прежде всего как восстановления методик обучения, а не как восстановление построек. Суси становится безусловным лидером и идеологом этого возрождения, его ближайшим учеником, секретарем и помощником являлся наш наставник Дэцянь. Прежде всего  Суси приглашает в монастырь многих оставшихся в живых мастеров шаолиньцюань, часть из которых надолго поселилась в городе Дэнфэн. Но и здесь была проблема: в период хаоса  в государстве, который длился десятилетия, и разрушения Шаолиньсы по всему Китаю появилось множество школ, который называли себя «шаолиньскими». Часть из них действительно генетически восходила к Шаолиньсы, хотя и утратила методики духовного воспитания в силу постоянных государственных запретов, часть просто использовала традиционную «марку» Шаолиньсы, преподавая какие-то местные семейные стили, другие же просто  говорили о каком-то мифологическом родстве с шаолиньской техникой, хотя никогда не обучались в по этой традиции.  Сотни людей объявляли себя «шаолиньскими учителями», даже не имея шаолиньского наставника. 
13.jpg Что делать со всем этим разнообразием? Нельзя же просто запретить каким-то школам называться «шаолиньскими», пускай они никак и не соотносятся с Шаолинем,. Поэтому Суси принимает решение идти сразу двумя путями. Во-первых, опубликовать часть архивов монастыря, чтобы показать истинный вид традиционного шаолиньского искусства, продемонстрировать, из каких компонентов вообще состояло обучение в Шаолине, и как строилась линия передачи учителей-учеников. Эта мессия легла прежде всего на плечи Дэцяня, который вместе с Суси в 1983 г. публикуют первое издание архивов - «Тайная передача Шаолиньского ушу» (少林武术秘传), которое легло затем в основу многотомной Энциклопедии Шаолиньского ушу 
Во-вторых,  задачей Суси стало объединение старых шаолиньских школ, восстановление их единства - не столько технического, сколько духовного. Он обращается с проповедью,: «Все направления так или иначе представляют собой единую семью. Учителя и ученики всегда учатся друг у друга. И пусть учителями становятся наиболее способные»
В 1983 г. (по другим сведениям - в апреле 1982) по благословлению великого наставника Дэчаня, который тогда исполнял обязанности старшего монаха (настоятеля) в Шаолиньсы была созвана первая конференция по восстановлению наследия Шаолиньского монастыря, на которую были приглашены как монахи, так и миряне «вверившие себя Будде» (гуйъи дицзы 皈依弟子) и продолжающие шаолиньскую традицию. Именно, в тот момент очень небольшое собрание под руководством Дэчаня и Суси, положило в дальнейшем начало Международной Федерации Шаолиньского ушу, частью которой мы являемся. . 
У государства, увлеченного в 80-90-ые годы экономическими реформами и коммерциализацией всей жизни, были другие планы: оно видело Шаолиньсы как место туристического паломничества, некий «музей традиций». Для старого поколения монахов это было непонятно и неприемлемо. Традиционный монастырь с жёсткой дисциплиной и строгими правилами был никому не нужен, да и не приносил прибыли . 
Но Суси понимает, что его миссия, его «поле благодати» заключается в передаче традиции хотя бы узкой категории учеников. И он принимает решение создать в 1992 г. отдельную Академию или Институт ушу монастыря Шаолиньсы (国际少林武术学院)для воспитания светских учеников в духе строгой монашеской традиции, ее первым и единственным руководителем вплоть до своей смерти оставался Ши Дэцянь, а старшим инструктором по ушу стал Ши Дэян. 
При этом абсолютно параллельно в уезде Дэнфэн, да и практически по всей провинции Хэнань возникали разного рода «шаолиньские школы», так как само название привлекало массу народа. Но отличие академии Дэцяня состояло в том, что в Академии преподавалось Шаолиньское ушу именно в виде передачи прямой традиции, самими монахами. 
11.jpgГосударство далеко не всегда приветствовало нахождение такого человека как Суси во главе шаолиньской общины: своим духом он был не привязан к этой жизни, его нельзя было заставить участвовать в рекламных и коммерческих акциях, сделать «генеральным менеджером» Шаолиня. Задачей Суси было прежде всего сохранить тот традиционный дух следования духовным традициям, который собственно и сделал Шаолинь центром притяжения многих поколений монахов и бойцов. Его официальная должность в монастыре именовалось как шоуцзосэн  (首座僧) -  дословно «перво-сидящий монах», то есть самый старший монах монастыря, который руководит все общиной. Такую же должность занимал до него и Дэчань. Шоуцзосэн выбирался монашеской общиной, но чтобы именоваться фаньчжан (официальное название настоятеля 方丈) его должно было утвердить государство. Но оно не торопилось это сделать, а старые монахи монастыря особо и не беспокоились - главное духовный авторитет, а не формальное назначение. 
Скромность жизни самого Суси поражала: до последних дней жизни он придерживался традиционного принципа нестяжательства или отсутствия алчности  (кит.  утань 無貪). Несмотря на то, что на территории монастыря еще в старые времена был построен специальный дом для настоятеля, он продолжал жить в небольшой келье и, следуя старым традициям, «Не имел ничего, что не могло бы поместиться в его монашеской сумке». именно его личность стала привлекать в Шаолиньсы все больше и больше посетителей, Суси стал живым символом древней традиции. Каждый день старый монах, пока позволяло здоровье принимал посетителей, многие их которых жертвовали монастырю некоторые средства - Суси все отправлял на восстановление обители.  Многие, пораженные его отшельническим аскетизмом и бедностью, предлагали купить ему в подарок машину, построить дом в уезде, - Суси лишь улыбался в ответ. 
Дэцянь описывал поразительную историю. Как-то Суси зашел в деревне к своему другу в один из домов, того не было дома, и его принимала жена друга. Когда Суси ушел, женщина внезапно обнаружила, что у нее пропали деньги и обвинила в этом Суси. Все в Дэнфэне был поражены и никто не мог поверить в эту историю, Суси же не сказал в свое оправдание ни слова. Он лишь передал с  одним из своих учеников пропавшую сумму денег. Но, как оказалось, жена вскоре обнаружила эту сумму в каком-то из ящиков, рассказала об этом мужу, но тот, поддавшись на уговоры жены, решил молчать, чтобы их не обвинили в навете.  Через несколько лет, после смерти жены, муж не выдержав, пришел к Суси и все рассказал, принеся деньги обратно. Суси лишь пожал плечами и приказал раздать деньги самым бедным жителям городка. Мастер знает, что не стоит оправдываться перед наветами, время все всегда расставляет на свои места. 

Во время культурной революции он был одним из немногих монахов, которые остались жить в Шаолиньсы. Хунвейбины запрещали монахам молиться, и даже перебили Суси предплечья металлическим прутом и повредили спину, когда он совершал поклоны в храме - эти травмы остались у него на всю оставшуюся жизнь. Но Суси  не был бы воистину великим монахом, он действительно на всем протяжении жизни проповедовал всем своим поведением принцип ненасилия, непричинения вреда живому в любой его форме. Когда я как-то спросил у него, почему этот великий боец не стал себя защищать, он, улыбаясь объяснил: «Ну они же дети, просто с очень загрязнённым сознанием. А я же  жив и даже что-то могу объяснить тебе, значит ничего дурного не произошло». 
18.jpgКогда меня первый раз Дэцянь представил Суси, тот внимательно посмотрел на меня из-под всклокоченных бровей и ничего не ответил. Я что-то рассказал о себя, он вновь промолчал. Погода была очень холодная, келья Суси напоминало длинный пенал с алтарем в его дальнем конце. Он сидел, не замечая холода, от него веяло абсолютным спокойствием и пониманием того, что происходит во вселенной, а вокруг от его тела распространялся неяркий, но очевидный свет. В тот раз он так мне ничего не сказал, я лишь наблюдал, как Дэцянь - известный лекарь - давал Суси советы по поддержанию здоровья. 
Но через несколько дней мне передали, что Суси хочет меня видеть. Он начал не с вежливых китайских приветствий, столь хорошо знакомых иностранцам, а с жёстких вопросов о том, как я понимаю суть своего обучения здесь и почему я вообще считаю, что достоин этого  - традиционное обучение эффективно именно тем, что не щадит самолюбие учеников. Потом было много недель бесед и наставлений, которые, признаюсь, многое перевернули в моем представлении о шаолиньском искусстве. «Тайная передача» традиции действительно составляет суть обучения, а отнюдь не множество таолу. 
Пагода Суси, в которую должен быть помещен его прах после смерти, готовилась еще при жизни мастера. Она отражает ту эпоху, в которой проходила жизнь Суси: по кругу пагоды помещены изображения шаолиньских монахов, методы тренировки, а также машины, поезда и даже ноутбук. Не важно, как меняется эпоха, важно насколько мастер способен сохранить традиционные ценности не изменить им под влиянием мимолетно выгоды. Действительно, чтобы оценить величие человека, он должен покинуть этот мир - мы не всегда умеем понимать мудрость тех, кто находится рядом с нами каждый день. С Шаолиньсы должно было произойти много событий, чтобы на их фоне фигура Суси - великого в своей скромности бескорыстного монаха, обрела еще большее величие.  
Новое руководство Шаолиньсы сделало немало, чтобы вычеркнуть имя Суси из истории монастыря, например, переписывались некоторые  книги, подделывались истории, изымались фотографии с наставником - сам образ Суси служил им укором и вызывал вопросы у посетителей Шаолиньсы. Сделать это, конечно, невозможно - Суси стал символом именно традиционного духа Шаолиньсы. 
… Свою последнюю книгу ближайший ученик Суси - Дэцянь написал именно о своем учителе. Она вышла за несколько месяцев до смерти самого Дэцяня. Учителя вновь встретились.



Возврат к списку


/shaolin/teachers/410/
/shaolin/teachers/410/
/shaolin/teachers/410/
/shaolin/teachers/410/
/shaolin/teachers/410/
/shaolin/teachers/410/
/shaolin/teachers/410/

Полезные ссылки
Духовные традиции
Буддийская традиция
Мацзу
Шаолиньское искусство и этика буддизма. Вступление
Конфуцианская традиция
Конфуций
Мэн-цзы
Самовоспитание
Сиванму ню сю чжэньту шицзе
Сунь Сымяо
Сообщение для ФШБИ

Авторизация