Истинный учитель - незаметен (К годовщине ухода Ши Дэцяня)

Истинный  учитель - незаметен (К годовщине ухода Ши Дэцяня)

Ши Дэцянь (释德虔) был поразительно ненавязчивым учителем. Он умел, формально ничему не обучая, передавать самое главное просто своим поведением, жестом, а иногда и молчанием. Вокруг него просто собиралась группа людей и смотрела, что он делает. Было очень важно просто находиться рядом с ним

Он родился и прожил почти всю свою жизнь в Дэнфэне (который в ту пору был деревней) до того момента, как в период «культурной революции» его выслали в далекий окраинный Синьцзян. Дом ему достался по наследству от родственников. Построен он был в традиционном для центрального Китая стиле: небольшой двор, обнесённый стеной с обшарпанной буквально «антикварной» дверью, и  двухэтажный дом в форме буквы «П». Дом был зажат между такими же маленькими домами односельчан - такова была традиционная жизнь, где все знают друг друга, но отделены глухими стенами. Уже в начале 2000-х ученики отремонтировали старый дом и подарили Учителю телевизор, который был всегда выключен и аккуратно накрыт какой-то тряпочкой.

В самом начале 90-х гг. я провел много месяцев в этом доме, который несмотря на свою скромность, казался настоящей «обителью тайной мудрости»: там все время шло обучение. И дом, и двор были страшно бедны - Учитель особо не заботился ни о его чистоте, ни тем более о процветании. Всё было обшарпанным, очень старым и максимально простым. Но дом был всегда полон учениками. В зависимости от своего статуса - новички или старшие ученики - они группами сидели в разных частях дома, в каких-то абсолютно темных углах, что-то читали, переписывали какие-то истрепанные тексты (как потом оказалось, часть старого шаолиньского архива), повторяли наизусть речитативы. Еще одна группа из 2-3 человек тренировалась во дворе, еще пара человек всегда отрабатывала парные упражнения на плоской крыше в правом крыле дома. Поражало то, что все это делалось без особого шума, тихо и очень сосредоточенно. Никаких громких криков, которые так любят издавать на показательных выступлениях, ни пафосных выражений лиц. Тренировались с тяжелым, старым оружием, так как Учитель не признавал спортивных облегченных мечей  и легких копий. 

Сам Учитель чаще всего с раннего утра уходил в монастырь и по сути руководил двумя группами учеников - молодыми монахами в монастыре  и группой учеников-мирян (цзюйши 居士), что собиралась у него дома. Группы не были изолированными, ученики перетекали из одной в другую, тренировались и медитировали вместе. 

В центральной комнате на втором этаже был оборудован алтарь с огромным изображением Бодхидхармы в центре и фигурками буддийских хранителей. Там Учитель вел тихие беседы с учениками - он всегда при этом улыбался, склонив голову на бок, как бы прощая нас за те благоглупости, которые мы излагали ему с видом мудрецов. Начитавшись трактатов, типа «Лотосовой сутры» или «Канона кулачного искусства», все обсудив между собой, и вдохновленные видом старых шаолиньских монахов, что приходили в дом, в том числе и Суси, мы старались рассказать о нашей личной мудрости Дэцяню. Он слушал, улыбаясь, а потом, ничего не говоря, протягивал нам потрепанную книжечку с сутрой или каким-нибудь текстом: это означало, что мы ничего не поняли и надо читать и думать дальше. Он часто повторял в ответ на наши рассуждения: «мэйю чжихуэй» 没有智慧 - «нет в этом мудрости». Это точно! Было много информации и цитат из трактатов, но до высшей мудрости - праджни было далеко. 

Некоторые ученики в отчаянии уходили, они так и не могли понять, чего хочет от них Учитель. На их место приходили другие. Весь день шли  тренировки, а вечером - беседы с Учителем. К нему приходили не за «еще одним таолу», никому тогда и в голову не могло прийти, как можно просто изучать шаолиньцюань, не занимаясь медитацией и нэйгун, не читая текстов, и не находясь постоянно в контакте с учителем. Большинство из нас тогда еще не прошли никакой первичной инициации и тем более высоких уровней посвящения, нам лишь рассказывали о строгих правилах, которые должен соблюдать послушник. И одним из первых было: «не открываться на публике» и «не передавать вовне»(不公开 不外传), то есть ничего не демонстрировать за пределами школы и не обсуждать ничего с «внешним людьми». В тот момент сложно было представить, что кто-то будет выкладывать в социальные сети ролики со своим выполнением таолу или гордо демонстрировать свое фото рядом с мастером. 

Учитель учил скромности, сдержанности и терпению - наверное, с этого и начинается первый путь к шаолиньскому послушничеству.

Президент Федерации Шаолиньских боевых искусств России
А.Маслов

23 августа 2018


Истинный  учитель - незаметен (К годовщине ухода Ши Дэцяня)
Истинный  учитель - незаметен (К годовщине ухода Ши Дэцяня)


Возврат к списку

Полезные ссылки
Духовные традиции
Буддийская традиция
Мацзу
Шаолиньское искусство и этика буддизма. Вступление
Конфуцианская традиция
Конфуций
Мэн-цзы
Самовоспитание
Сиванму ню сю чжэньту шицзе
Сунь Сымяо
Сообщение для ФШБИ

Авторизация